Загрузка...
Шрифт

Утро без рассвета. Сахалин

Страница 76

Следователь читал показания уборщицы зала пассажиров Хабаровского аэропорта.

— Женщину я эту с ними не видела. А вот этих троих — приметила. Сначала сидел в кресле один, вот этот— без усов и бороды. Он караулил сумки, какие положил на три кресла рядом с собой. Я велела ему освободить кресла для пассажиров, а багаж поставить на пол. Но он сказал, что ждет друзей, им и занял места. Я сказала, что его друзья могут и на ногах постоять, но он ответил, что вместе с ними летит женщина. И она не может стоять на ногах. Но потом я заметила, что никакой женщины вместе с ними не было. И велела всем троим освободить места для пассажирок с детьми. Они встали. Двое, те, какие пришли, отнесли сумки к окну. А третий все озирался, словно кого-то ждал. Ночью они улетели.

Яровой отправил в Ереванский угрозыск телеграмму с просьбой выслать результаты проверок на Ногликское отделение милиции и просил Одесский угрозыск установить — какими купюрами и под какими номерами были выданы деньги по переводу Русаковой Зое.

И вечером того же дня выехал в Ноглики.

Теперь не оставалось сомнений в том, что в Ереване побывали не прораб лесхоза, а Сенька; не начальник Нышского участка сплава, а Беник; не мастер порта, а Владимир Журавлев. Побывали… Это можно считать установленным фактом. Правда, должны еще прийти сообщения из Еревана. Но они подтвердят лишь факт пребывания. Но не убийства. Это надо доказать самому, если оно действительно совершено ими. Ведь и Дракон, и Магомет, и Медуза, и Гиря тоже искали Скальпа. А Егор и Семен, даже побывали в Ереване. Хотели, намеревались убить. Но не убили. Может, и здесь нет виновных. Надо установить. Надо продолжать работать и не торопиться с выводами.

Правда, все те четверо вели себя не в пример Мухе и Клещу. Что касается Трубочиста, то тут не миновать судебно-психиатрической экспертизы.

Следователь размышлял, какие вопросы он должен будет поставить экспертам, какие доказательства ему нужно искать, с кем еще предстоит встретиться. Конечно, разговор с женщиной — виновницей пожара — необходим. Он либо снимет, либо подтвердит подозрения о намеренном поджоге целого барака.

БЕНИК ЛЮБИТ ДЕТЕКТИВЫ

Библиотекарь Ноглик поначалу не придала значения приходу Ярового и приняла его за обычного командировочного, который, соскучившись по духовной пище, решил скоротать здесь свое время.

Посетителей не было. И женщина стала предлагать Аркадию книги, какие считала наиболее достойными внимания.

Я не по этому поводу здесь, — сразу поставил точку Яровой, и отрекомендовался.

А я при чем? — растерялась женщина и густо покраснела.

Побеседовать нам нужно, — уточнил следователь.

Что ж, пожалуйста.

Скажите, как вы сами объясните для себя причину пожара, случившегося восьмого марта в вашей квартире? — спросил Яровой.

Не знаю, ничего не знаю. Я поставила электроплитку на асбестовую подкладку. Я это хорошо помню. Всегда так делала. И ничего не случалось. Сами понимаете — не с добра. В квартире было очень холодно. Плитка давала тепло. И вдруг… Ума не приложу, как мог загореться пол? Ведь я не так уж и выпила. Стакан шампанского. Все хорошо помню. И как плитку включила, как на асбест ставила, как дом закрывала.

В квартире никого не оставалось, когда вы уходили?

Никого.

С кем вы живете?

Одна, — понурила голову библиотекарь.

В тот день вы никого не ждали? — спросил Яровой.

Мне некого ждать. Я же сказала, что живу одна.

Я слышал об этом.

И вы сплетням верите. Теперь обо мне всякое говорят. Придумывают. Но вы же должны понимать, что это — участь всех одиночек. Быстро идешь — кого-то догоняешь, медленно идешь — кого- то ждешь. Так и со мной случилось.

Все возможно. Но до пожара о вас никто ничего такого не говорил и не судил вас за спиной.

Повода не было.

Вы так думаете? — не поверил следователь.

Не случись пожара — не о чем было бы говорить. Сами на себя посмотрели бы, эти судьи! У всех подолы грехом замараны. А туда же! Других порочат. А кто от беды застрахован? Разве я этого хотела?

Разумеется, не хотели. Ну вот скажите, вы хорошо помните, что поставили плитку на асбестовую плиту? — спросил Аркадий.

Конечно. Как сейчас.

Розетка, куда включалась плитка, не искрила?

Нет.

Замыкание могло произойти?

Нет.

Значит, была исправна и проводка, и розетка?

Да. К тому же пожар — по заключению госпожинспекции — начался оттого, что пол загорелся, а не от проводки.

Но под плиткой, как вы сами утверждаете, лежал асбестовый кусок.

Это я утверждаю. А они — другое. Они не моим словам верят, а своим глазам. И с этим я не могу спорить.

А давайте мы с вами поразмыслим, — предложил Яровой.

Зачем? Теперь ни к чему.

Почему же?

Я уже выплачиваю стоимость ущерба. Удерживают с зарплаты.

И все же, давайте подумаем. Что и как могло произойти и чего не должно было случиться, — предложил следователь.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org