Загрузка...
Шрифт

Утро без рассвета. Сахалин

Страница 79

Через месяц принес.

Он что-либо говорил, возвращая ее?

Очень хвалил. Восторгался.

Когда он был у вас в последний раз?

Деньги привез. Больше не появлялся.

Где вы теперь живете?

Отдельный домик мне дали.

Беник знает об этом?

Да, знает.

Он был у вас?

Нет.

А вы приглашали его к себе?

Сказала, что может зайти, когда будет настроение. Но не навязывалась. Пусть сам. Как хочет. Силой тянуть не буду.

Сколько времени вы, с ним не виделись?

Уже недели три.

Случалось, что он по стольку времени вас не навещал?

Бывало и дольше.

А чем объяснял?

Далеко ездить. Устает.

Но сейчас он каждый день бывает в Ногликах. Ведь сплав идет. Почему же не заходит?

Может, с женой помирился. У них ведь ребенок. Сын. Скрепляющее звено, что ни говорите. Да и мне он ничего не обещал. Я на него не в обиде. Мы всегда будем друзьями. Что бы в жизни ни случилось.

Я хочу взять у вас все книги, прочитанные Веником, — говорит следователь.

Тоже любите детективы?

Это моя профессия, — смеется Аркадий.

Он уходит. Женщина испуганно, непонимающе смотрит ему вслед. Она все еще любит Клеща и по-прежнему ждет его…

Яровой утром пришел в порт. Мастер поздоровался доверчиво. И спросил бесхитростно:

А я все жду. Может, вы сумеете мне вернуть паспорт? А может, и другие документы. Хоть бы вам это удалось.

Володька, нахохлившись, сновал вокруг штабелей, озирался по сторонам. Завидев Ярового, весь съежился и стал походить на старый сморчок. Сморщившийся от морозов.

Следователь решил не говорить с ним, не беспокоить понапрасну. С ним, как и с теми двумя, нужно встречаться вооруженным неопровержимыми уликами.

Улики… Их сбор, возможно, займет немало времени; начальство продлило срок следствия, но лишь на две недели. Удастся ли добыть? Если виновны — значит, улики будут.

Яровой пошел в районное отделение милиции. Да, поступил пакет из Еревана. В нем ответы на все вопросы Ярового. Да, вся тройка поселенцев опознана в Армении. Хорошо поработал угрозыск. Яровой мысленно благодарит земляков за ценнейшие сведения, сообщенные ими, за помощь. За работу и поиски. За долгие и кропотливые проверки, за тщательные допросы, опознания, осмотры… Ребята не подвели. Выручили и на расстоянии.

А он-то думал, что придется работать в одиночку.

Вовремя успел и Одесский угрозыск, сообщивший номера купюр денег, выданных Гиене на почте. Каждый перевод, посылаемый на имена воров — бывших или подозреваемых — фиксировался…

ЗАДЕРЖАНИЕ И ОБЫСК

Следователь разговаривал с начальником Ногликского отделения милиции. Тот, слушая следователя, немел от удивления. Просматривал полученные Яровым сведения и по его побледневшему лицу пот холодный катился. Он молчал. Ему стыдно. От прежнего тона не осталось и следа. Ему неприятно и неловко перед следователем: растерян и не знает, куда спрятаться от неопровержимых доказательств поездки поселенцев на материк, которую он отрицал и опровергал.

Что от нас теперь требуется? — спросил он Ярового увядшим, тихим голосом.

Мне нужно, чтобы сегодня же ваши работники произвели в моем присутствии проверку всех плавсредств Нышского участка сплава. И первым, самым тщательным, должен быть осмотр лодки Беника. Повторяю, никто ничего не должен знать заранее. Проверка должна быть внезапной.

Пожалуйста. Я с радостью готов помочь вам. И лично приму участие в этом осмотре.

Нет. Вы оставайтесь здесь. Нам нельзя вызвать даже малейшего подозрения поселенцев. Вы должны меня понять правильно. Пусть все считают, что это — обычная проверка.

Я понял. Я все понял…

Вечером, когда стемнело. Яровой вместе с тремя оперативниками были у пристани. С минуты на минуту должны были показаться плоты. Надо успеть. И, не дав опомниться, тут же взять на берег для проверки лодку Беника.

А если он заметит и опередит? Он тоже не лыком шит. Этот знает, как избегать встреч с милицией. Да и будет ли что в лодке? Ведь это пока предположение. А если промах? Но и в случае успеха… Нельзя обольщаться заранее.

Следователь напряженно всматривался в темноту реки. Где-то за поворотом слышен приближающийся гудок буксирного катера. Он все ближе и ближе. Хриплый голос его похож на последний, задыхающийся стон.

Вот по берегу заскользил луч прожектора катера. И судно черной, бокастой тенью вышло из-за поворота на середину реки. Огни плотов, гудки приветствия берегу, Ногликам, сигналы плотогонов — все это сейчас походило скорее на праздничный карнавал, чем на будни сплава.

Яровой остался в тени будки, чтобы не насторожить плотогонов. Так было условлено. Своей милиции поселенцы доверяли больше и не опасались.

Промелькнула первая пара плотогонов. Прошла и вторая пара. Беньки не было.

Третья! Снова другие. Яровой до рези в глазах всматривается в лица плотогонов. Да когда же, наконец, будет он?

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org