Загрузка...
Оценить
Шрифт

Том 5. Дживс и Вустер

Страница 205

— На Боко? Господи! — воскликнул он с непритворной горячностью. — Когда рядом имеется такой тип, как ты, он наступает на Боко! На Боко-то какой смысл был наступать?

Возникла пауза, во время которой Сыр пытался заглянуть своими глазами мне в глаза, а я свои от него прятал. У Сыра взгляд, даже в спокойном состоянии, такой, что в письме домой описывать не станешь: глаза выпученные, льдисто-голубые. А под действием чувств он их выпучивает еще сильнее, совсем как улитка, — одним словом, малоприятное зрелище.

Наконец он снова заговорил:

— Я только что виделся с Флоренс.

Мне стало не по себе. В глубине души я надеялся, что эту тему мы обойдем молчанием. Но Сыр — из тех закаленных, прямодушных мужчин, которые никаких тем не обходят молчанием.

— Да? — говорю. — С Флоренс?

— Она сказала, что выходит замуж за тебя. Мне стало еще тошнее.

— Верно, — говорю. — Высказывалась такая идея.

— Какая, к черту, идея? Свадьба в сентябре.

— В сентябре? — переспросил я, немного дрожа с головы до ног. Я даже не подозревал, что бедствию назначено разразиться так дьявольски скоро.

— Ее слова, — мрачно ответил он. — Я бы хотел свернуть тебе шею. Но не могу, так как я в форме.

— Это ты правильно заметил. Не хватает нам скандалов в полиции.

Снова установилась пауза. Сыр алчно взирал на меня.

— А, черт, — произнес он мечтательным тоном. — Если бы нашлось, за что тебя арестовать!

— Ну, уж это, знаешь ли! Так нельзя.

— Как я хотел бы, чтобы ты дрожал от страха на скамье подсудимых, а я бы давал против тебя показания!

Он опять помолчал, вероятно, упивался картиной, которую нарисовало ему воображение. А затем ни с того ни с сего вдруг спросил, кончил ли я свои дела на речке. Я ответил, что да.

— Тогда минут через пять я, пожалуй, рискну искупаться.

В довольно унылом, как вы понимаете, состоянии духа я завернулся в купальный халат и побрел к дому Боко. Терять старого друга всегда грустно. Немало лет прошло уже с тех пор, как Чеддер и я совместно начали, как говорится, срывать цветы удовольствия, и были времена, когда мы срывали их довольно усердно. Но последние наши встречи ясно показали, что сезон сбора цветов закрылся, и это меня огорчало. Кое-как просунув руки в рукава рубашки, а ноги в брюки, я вышел в гостиную посмотреть, не возвратился ли из Лондона Боко. Я застал его сидящим в кресле, на коленях у него расположилась Нобби, и оба были в прекрасном настроении.

— Входи, входи, Берти! — весело позвал меня Боко. — Дживс на кухне собирает все к чаю. Надеюсь, ты к нам присоединишься?

Кивнув в знак согласия, я обратился к Нобби с вопросом, представлявшим для меня первостепенный интерес.

— Нобби, — сказал я. — Я только что встретился с Сыром, и он говорит, что Флоренс назначила свадьбу на недопустимо близкий срок, а именно на сентябрь. Поэтому жизненно важно, чтобы ты, не тратя ни минуты, немедленно показала ей мое письмо.

— Если сегодня ночью все сойдет благополучно, она будет читать его завтра за чашкой утреннего чая.

Я с облегчением повернулся к Боко.

— Привез костюмы?

— Разумеется, привез. Для чего, по-твоему, я мотался в Лондон? В количестве двух, один для меня и один про твою душу, самые лучшие костюмы, какие только могли предложить братья Коген. Мой — костюм Кавалера эпохи Стюартов и к нему довольно пикантный парик до плеч. А твой…

— Да-да, а мой-то какой? Он на мгновение замялся.

— Твой тебе понравится. Костюм Пьеро.

Я испустил страдальческий стон. Боко и все остальные в моем кругу прекрасно знают, как я расцениваю появление на маскараде в костюме Пьеро. Для меня это почти то же, что подстрелить сидящую дичь.

— Ах, вот что, — проговорил я спокойно, но твердо. — В таком случае я беру себе Кавалера.

— Не выйдет, Берти, старина. Тебе по размеру не подойдет. Он шит на невысокого, упитанного гуляку. А ты у нас рослый, стройный и элегантный. Я правильное слово употребил: «элегантный»? — обратился он к Нобби.

— В самый раз, — подтвердила Нобби.

— Другие подходящие эпитеты — это «изящный» и «грациозный». Черт, мне бы твою фигуру, Берти. Ты сам не знаешь, каким сокровищем обладаешь.

— Знаю, — холодно отбил я его льстивый выпад. — Костюмом Пьеро. Чтобы Вустер и отправился на маскарад в костюме Пьеро! — воскликнул я с горьким смехом.

Боко скинул с колен Нобби, встал и принялся похлопывать меня по плечу. Видимо, понял, что я настроен очень грозно.

— Насчет этого Пьеро ты можешь не сомневаться, Берти, — сказал он мне утешительным тоном. — Твоя ошибка в том, что этот костюм Пьеро ты считал обычным. Но тут совсем другое дело. Я даже вообще не уверен, что его можно считать Пьеро в строгом смысле этого слова. Начать с того, что он сиреневый. А кроме того… Вот я сейчас тебе покажу, и держу пари, ты захлопаешь в ладоши и пустишься в пляс по комнате.

Он притянул к себе стоящий посреди комнаты чемодан, отпер, вытащил содержимое, взглянул — и разинул рот. Я тоже разинул. И Нобби разинула. Мы все втроем смотрели на костюм, ошеломленно разинув рты.

Он оказался вроде бы футбольным: синие трусы, лиловые высокие носки и малиновая фуфайка, а на ней поперек груди большими белыми буквами надпись: «Команда "Юные правонарушители"».

ГЛАВА 25

Прошло несколько мгновений, никто из нас не нарушал зловещей тишины, — по-моему, тишина была именно зловещей. Первой заговорила Нобби.

— Вы видите то же, что и я? — спросила она тихим, потрясенным голосом.

Я отозвался сипло и без выражения:

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org