Загрузка...
Оценить
Шрифт

Том 5. Дживс и Вустер

Страница 98

Ни то, ни другое предположение меня не удовлетворяло. Слух у меня с детских лет чрезвычайно острый, а мысль, чтобы Силверсмит к восьми часам утра успел наклюкаться, и вовсе не выдерживала критики. Только самые безответственные из дворецких способны принимать спиртное до завтрака, и если Дживсов дядя Чарли представляется моим читателям лицом безответственным, значит, его образ мне совершенно не удался. Маленького лорда Фаунтлероя можно вообразить заложившим за галстук, но Силверсмита — ни за что.

И, однако же, он бесспорно сказал: «Мистер Вустер».

Я сидел и ломал голову, не находя даже мало-мальски убедительного объяснения этой загадке, когда вдруг отворилась дверь, и. в комнату проник призрак Дживса с завтраком на подносе.

ГЛАВА 8

Я сказал «дух Дживса», потому что в первый, ужасный момент я именно так определил для себя это явление. Приветствие: «Кого мы видим? Призрак!» — замерло, не произнесенное, у меня на губах, ибо я почувствовал себя примерно так же, как героиня «Убийства в Грейстоун-Грейндж», когда обнаружила Нечто у себя в спальне. Не знаю, случалось ли вам встречаться с привидением, но могу вас заверить, что поначалу берет сильная оторопь.

Но потом ноздрей моих коснулся аромат поджаренного бекона, и осознав, что весьма маловероятно, чтобы потустороннее видение разгуливало с нашим национальным кушаньем на подносе, я немного успокоился. Настолько, во всяком случае, чтобы, почти не пролив, удержать чашку в руке и чтобы при этом еще пролепетать: «Дживс!». Однако и это не так-то мало для человека, у которого только что язык завернулся за гортань и одновременно прилип к нёбу.

— Доброе утро, сэр, — промолвил он. — Я подумал, что, чем присоединяться ко всей компании в столовой, вы предпочтете завтрак в одиночестве своей комнаты.

Отлично зная, что в столовой меня бы ждали пять теть, из них одна глухая, одна полоумная и одна — леди Дафна Винкворт, и весь букет совершенно непригоден для потребления на голодный желудок, я от души оценил такой дружеский жест, — тем более когда сообразил, что в хозяйстве наподобие здешнего порядки, вернее всего, традиционные, сильно отстающие от последнего писка современной творческой мысли, и не иначе как за столом там прислуживает лично дворецкий.

— Правильно ведь? — спросил я. — За завтраком пирующих обслуживает сам Силверсмит?

— Да, сэр.

— Бог ты мой! — воскликнул я, бледнея сквозь здоровый загар. — Ну и человек, Дживс!

— Кто, сэр?

— Ваш дядя Чарли.

— А-а, да, сэр. Сильная личность.

— Еще какая сильная. Что там у Шекспира говорится про кого-то, у кого взор матери?

— «Взор Марса, — а не матери, сэр, — грозный, наводящий страх» — вот, видимо, цитата, которая вам припомнилась, сэр.

— Верно, верно. Именно такой взор у дяди Чарли. Неужели вы так его и называете — «дядя Чарли»?

— Да, сэр.

— Поразительно. Для меня даже подумать о нем как о дяде Чарли — все равно, что назвать его Реджи или Джимми или, если на то пошло, даже Берти. Он что же, качал вас в детстве на колене?

— Весьма часто, сэр.

— И вы не трепетали? Железный ребенок! — Я снова принялся за завтрак. — Отличный бекон, доложу вам, Дживс.

— Домашнего копчения, насколько я понимаю, сэр.

— И приготовленный из мирно настроенных свиней. И селедочка, я вижу, не говоря о тостах, джеме, даже, если зрение меня не обманывает, еще и яблоко! Что ни говори про «Деверил-Холл», но кормят здесь по-царски. Вы не замечали, Дживс, что хорошая копченая селедка на завтрак — основа успешного дня?

— Совершенно справедливо, сэр, хотя я сам скорее сторонник доброго куска ветчины.

Некоторое время мы с ним обсуждали сравнительные достоинства ветчины и рыбы как средства для поднятия боевого духа, поскольку многое можно сказать в пользу того и другого блюда, но наконец я все-таки затронул тему, затронуть которую хотел уже давно. Сам не понимаю, как это она вылетела у меня из головы?

— Кстати, Дживс, — говорю, — у меня есть к вам один вопрос. Что, во имя тысячи чертей, вы здесь делаете?

— Я так и предполагал, что это вас может заинтересовать, сэр, и уже сам собирался представить вам соответствующую информацию по своей инициативе. Я приехал сюда в качестве слуги мистера Финк-Ноттла. Разрешите мне, сэр.

Он поймал кусок копченой селедки, который сорвался у меня с вил ки, оттого что рука моя сильно дрогнула, и поместил его обратно на тарелку. Я вылупил на него глаза, как говорится.

— Мистера Финк-Ноттла?

— Да, сэр.

— Но ведь Гасси нет в «Деверил-Холле»?

— Он здесь, сэр. Мы прибыли вчера вечером, ближе к ночи. Внезапно вспыхнувшая догадка осенила меня.

— То есть это был Гасси, про кого дядя Чарли вчера говорил, что приехал мистер Вустер? Я сижу здесь под именем Гасси, а теперь является Гасси. под моим именем?

— Совершенно верно, сэр. Ситуация создалась весьма любопытная и, пожалуй, довольно запутанная…

— Это вы мне говорите, Дживс?

Только опасение перевернуть поднос с завтраком помешало мне обратиться лицом к стене. Когда Эсмонд Хаддок во время нашего давешнего разговора за портвейном упомянул «дни для наших душ суровых испытаний», он и не подозревал, какими суровыми могут стать испытания для наших душ, если, поплевав на ладони, где-то там примутся за дело всерьез. Я поднял кусок рыбы на вилке и рассеянно отправил в рот, пытаясь привести свои умственные способности в соответствие с требованиями момента, который даже самый мужественный человек неизбежно признал бы трудным.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org