Загрузка...
Шрифт

Военные действия

Страница 73

Фалах ждал, пока компьютер установит связь со спутником. В это время какой-то человек побежал от фургона к темной фигуре у входа в катакомбы.

Фалах нажал на кнопку «Отмена», схватил тарелку в охапку, вручную развернул ее в направлении пещеры, после чего набрал на клавиатуре нужную дистанцию и прислушался.

– ...включил компьютер внутри, – говорил прибежавший из фургона человек.

– Компьютер сообщил, что рядом работает спутниковая антенна.

– Где? – спросил стоящий в тени человек.

– На юго-западе, В пятистах ярдах... Фалах тихо выругался. Он понял, что у него нет никаких шансов опередить курдов. Оставался только один выход.

Бормоча проклятия, Фалах нажал кнопку. На базу ушел сигнал прекращения связи.

Затем он сложил тарелку, треногу и сунул приборы в выкопанную заранее яму, туда же бросил и радио. Под конец он стянул с себя сандалии и тоже кинул в яму.

Потом засыпал яму землей и пристроил сверху куст травы, Схватив армейский мешок, Фалах крадучись двинулся на северо-восток.

Навстречу ему выбежали из пещеры около дюжины курдских солдат. Они разбежались на три колонны, осторожно маневрируя между минами. фалах старался ползти по камням и по траве, чтобы не оставлять следов. Отойдя от ямы ярдов на сто, молодой израильтянин положил на землю мешок и вытащил из него другую пару сандалий. Таким образом его нынешние следы не совпадали со следами возле спутниковой тарелки. Потом он схватил мешок и кинулся бежать, повторяя на ходу подробности жизни Арама Тунаса из Семдинли.

Глава 40

Вторник, два часа ноль три минуты дня

Кутейфа, Сирия

База сирийской армии в Кутейфе состояла из дюжины деревянных домиков и нескольких десятков палаток. В середине возвышались две двадцатифутовые дозорные башни, одна из которых смотрела на северо-восток, а другая – на юго-запад, По периметру базу окружал забор из колючей проволоки, натянутой на десятифутовые столбы. База была учреждена одиннадцать месяцев назад, после того как курдские боевики из долины Бекаа повадились грабить Кутейфу. С тех пор курды обходили поселок стороной.

Двадцатидевятилетний офицер связи капитан Хамид Мутамин знал, что рейды и установившийся потом мир были спланированы заранее. Когда командир Сиринер принял решение об образовании собственной базы в долине Бекаа, он захотел, чтобы неподалеку находилась сирийская воинская часть – доступ к сирийскому вооружению являлся важным пунктом в его планах. Капитан Мутамин предпринял все возможное, чтобы добиться перевода в новую часть. Десять лет безупречной службы сыграли свою роль, и капитан получил желанное назначение. Последнее тоже входило в планы Сиринера. Когда обе цели оказались достигнуты, командир Сиринер разбил в долине Бекаа собственную базу.

Мутамин не был курдом. В этом заключалось его преимущество. Его отец был странствующим зубным лекарем. Он обслуживал окрестные деревеньки, среди которых попадалось немало курдских селений. Хамид часто сопровождал отца в его поездках по больным. Однажды поздно ночью их машину остановил сирийский военный патруль.

Хамиду было тогда четырнадцать лет. Дело происходило к северу от Ракки. Четверо солдат отобрали у отца золото, которое он использовал для пломб, табакерку и свадебное кольцо, после чего отпустили их на все четыре стороны. Хамид пытался сопротивляться, но отец удержал его. Спустя несколько минут старший Мутамин остановил машину и схватился за грудь. На пустынной дороге, под огромной яркой луной он скончался от неожиданного сердечного приступа. Хамид вернулся в дом одного из его пациентов, старого печатника, курда по имени Джалал. Оттуда он позвонил матери и сообщил ей страшную новость. Похороны были исполнены горя и ярости.

После смерти отца Хамиду пришлось бросить школу и поддерживать мать и сестру. Он устроился на фабрику по производству радиоприемников. Работа на конвейере не мешала думать. Хамид лелеял свою ненависть к сирийским военным. Он продолжал навещать Джалала, и тот ввел его в круг молодых курдов, у которых тоже возникали проблемы с сирийской армией.

Слушая истории про ограбления, убийства, пытки, Хамид пришел в выводу, что виновата не армия, а государство в целом. Этому надо было положить конец.

Один из друзей Джалала познакомил его с молодым турком по имени Кайахан Сиринер. Тот мечтал создать в регионе новое государство, где курды и другие угнетенные народы зажили бы свободно и счастливо. Хамид выразил желание помочь.

Тогда Сиринер сказал, что лучший способ поразить врага – это нанести удар изнутри. Он предложил Хамиду стать тем, кого он больше всего ненавидел. Он попросил его вступить в сирийскую армию. Хамида зачислили в войска связи.

В течение десяти лет Хамид служил с показным усердием и прилежанием. Между тем все эти годы он передавал курдам секретные данные о передвижении и дислокации сирийских войск. Его информация позволяла им избегать столкновений, грабить склады и устраивать засады на патрули.

Теперь он получил самое важное задание: следовало сообщить командующему базой о том, что якобы случайно перехвачено донесение разведчика-курда. Шпион засел в четверти мили от деревни Зебдани, вблизи границы, и передавал своему начальству данные о передвижениях сирийских войск. Хамид сообщил командующему базой точные координаты радиста.

Командующий расцвел – задержание турецкого шпиона означало благодарность от вышестоящего начальства, а может быть, и перевод в лучшее место. Он тут же снарядил отряд из двенадцати человек на трех джипах с приказом схватить и доставить лазутчика.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
rubooks.net