Загрузка...
Шрифт

Песня любви

Страница 69

Арти слегка дернулся всем телом.

—Ну, он ей глянулся, капитан, а там война... Им и невдомек, что с парнем в эти годы происходило, только в этом году что-то прослышали. Вообще-то мало кто знает, что она на его поиски отправилась. Генри пришлось с одной из служанок ласково пошушукаться...

—Шесть лет, — еще раз произнес Джеймс, на сей раз адресуя это исключительно себе. — Похоже, Конни, что Джордж весьма сильно была влюблена, а?

—Будь я проклят, Джеймс, но не могу поверить, что ты допускаешь, чтобы это тебя как-то волновало. Мне, помнится, ты частенько говаривал, что женщина, отлетающая от кого-нибудь рикошетом, падает прямо в руки. Но ты же не хочешь, чтобы девчушка в тебя влюбилась, так ведь? Когда такое происходит, это тебя здорово раздражает.

—Именно.

—Тогда какого черта ты злишься на весь мир?

29

—Где, черт возьми, ты пропадал, Клинтон? — требовательно, почти воинственно воскликнул Дрю, когда его брат появился в просторном кабинете, служившем в доме местом, где собирались мужчины.

Клинтон взглянул на Уоррена и Томаса, отдыхающих на коричневой тахте, в поисках объяснения столь необычного приветствия, которым его встретил Дрю. Однако оба они лишь пожали плечами, так как Дрю не счел нужным сообщить им, почему он ждет возвращения Клинтона с таким нетерпением.

Подходя к своему столу, он не торопясь объяснил:

—У меня вошло в привычку заниматься делами, когда я возвращаюсь из плавания. Утро провел в офисе «Скайларк». Если бы ты соизволил справиться у Ханны, она бы тебе об этом сказала.

Услышав это, Дрю ощутил некоторый укор. Слегка покраснел, однако только оттого, что не сообразил обратиться к их экономке (и поварихе одновременно).

—Ханна была слишком занята подготовкой к приему гостей, чтобы ее отвлекать разговорами.

Клинтону пришлось сделать усилие, чтобы подавить улыбку— столь маловразумителен был ответ. Дрю весьма редко обнаруживал невыдержанность, и оттого такие случаи вызывали удивление. Оснований подхлестывать его нынешний приступ раздражительности не было никаких. Уоррен в такие тонкости не вдавался.

— Мог бы меня спросить, ты, дурья башка, — хмыкнул Уоррен. — Я мог бы тебе сказать.

Дрю уже двинулся к тахте, хотя Уоррен еще не кончил фразы, и тот поспешил подняться, чтобы встретить младшего брата лицом к лицу.

—Дрю!

Окрик пришлось повторить еще более громко, прежде чем Дрю обернулся, чтобы метнуть злобный взгляд на Клинтона. Когда последний раз те двое в его кабинете разошлись во взглядах, ему пришлось ремонтировать письменный стол, а две лампы и столик — вообще заменять.

—Вам бы обоим неплохо помнить, что сегодня вечером мы отдыхаем, развлекаемся, — стал жестко убеждать их Клинтон. — Когда здесь соберется весь этот чертов город, то, как и во всех других комнатах в доме, несомненно и в этой будут гости. Был бы очень вам обязан, если бы до этого мне не потребовалось ее заново меблировать.

Разжав кулаки, Уоррен опустился на тахту. Глядя на остальных Томас покачал головой.

—Что тебя гложет, Дрю, настолько, что ты не можешь это обсудить с Уорреном или со мной? — спросил он тоном, в котором сквозило желание утешить. — Не обязательно тебе было ждать...

—Никого из вас, кроме Клинтона, вчера дома не было, — оборвал его Дрю, однако на этом остановился, как будто это все объясняло.

Всячески демонстрируя терпеливость, Томас проговорил:

—Но ты же сам вышел из дому, не так ли? Так что к чему ты это говоришь?

—Я желаю, черт возьми, знать, что здесь произошло, пока я отсутствовал — вот что! — Дрю вновь подчеркнуто обратился к старшему брату: — Поэтому, Клинтон, помоги мне внести ясность — если ты отлупил Джорджи, пообещав, что не станешь...

—Ничего подобного я не делал! — с возмущением отверг это предположение Клинтон.

—А должен был бы, — не преминул высказать свою точку зрения Уоррен. — Хорошая взбучка сняла бы у нее с души вину.

—Какую еще вину?

—За то, что нас переволновала. Поэтому-то она и по дому бродит сама не своя.

—Если ты заметил, что она сама не своя, так это потому, что она еще не отошла от своего Кэмерона. Она любила...

—Чушь, — отмахнулся Уоррен. — Никогда она этого юного ублюдка не любила. Просто хотела его заполучить себе, оттого что в городе он считался самым смазливым пареньком, хотя почему она тоже так полагала, мне никогда не понять.

—Если это так, братец, то отчего она каждый Божий день, как мы покинули Ямайку, заливается слезами? У меня сердце разрывалось, когда я видел ее покрасневшие и опухшие глаза. Что я мог сделать, чтобы подбодрить ее, пока мы двигались к дому. Я, однако, старался, делал все, что мог. Теперь я желаю знать, что вновь ее вывело из равновесия. Ты что-то ей говорил, Клинтон?

—Едва парой слов с ней перекинулся. Большую часть вечера она просидела в своей комнате.

—Так ты говоришь, Дрю, она снова рыдает? — осторожно спросил Томас. — Ты из-за этого так подавлен?

Сунув руки в карманы, Дрю резко кивнул головой.

—Не могу этого выносить, просто не в силах.

—Привыкай, балбес, — вставил Уоррен. — У каждой из них такой запас слез, что они им готовы поделиться в любой момент.

—Кому придет в голову ожидать от осла и циника, что он способен отличить искренние слезы от деланых, — отрубил Дрю.

Клинтон уже был готов вскочить, чтобы встать между ними, когда заметил, что Уоррен в виде редчайшего исключения решил пропустить мимо ушей последнее замечание. Клинтону не пришлось вмешиваться: взрыв предупредил Томас, просто положив руку Уоррену на плечо и слегка покачав головой.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
rubooks.net