загрузка...
Оценить
Шрифт

Три месяца счастья

Страница 19

— А чем ты занимаешься, — спросила Анна, поскольку вопрос напрашивался сам собой.

— Веду дела фармацевтической фирмы своих родителей, — ответила Мария. — Фирма небольшая, но дел много и работать приходится постоянно.

— Понятно. — Анна поднялась. — Мне пора, уже поздно, извините.

Она несколько встревожилась, увидев, что Эдвин тоже встал. Он положил руку Марии на плечо, и она накрыла ее ладонью.

Блестящая парочка, с горечью подумала Анна. Оба темноволосые, оба красивые. И сейчас, рядом, в этой позе они смотрятся замечательно. Так и кажется, вот-вот появится фотограф, чтобы запечатлеть их для семейного альбома.

— Мария останется на ночь, — сказал Эдвин, глядя сверху вниз на гладкую темную голову, на поднятое к нему лицо. Это выглядело очень соблазнительно. — Где ей лечь?

— Ох, дорогой, разве это проблема? Уверена, что не займу много места в твоей спальне.

— Возможно, — без всякого выражения проговорил он, и на ее пухлых красных губах появилась радостная улыбка.

— Пока посиди здесь. Допивай вино, — сказал он, не глядя на Марию. — Я отнесу твои вещи в комнату и вернусь через несколько минут.

Возможности возразить не было, Эдвин открыл дверь и пропустил Анну. Через несколько шагов в холле она повернулась.

— Не думаю, что Джулиус будет в восторге от ее приезда.

— С каких пор ты начала говорить от имени моего отца?

Она отвернулась, но он схватил ее за руку и повернул к себе.

— Какие проблемы?

— Проблемы? — Она взглянула на него невинными широко раскрытыми глазами. — Какие проблемы?

Он нетерпеливо вздохнул и отпустил ее.

— Послушай, я понимаю, что отец не особенно обрадуется неожиданному приезду Марии. Она склонна действовать… — он подыскивал подходящее слово, — повинуясь импульсу.

— Не нужно ничего мне объяснять.

— Просто ты смотришь на меня так, словно я только что кого-то ограбил. — Они глядели друг другу в глаза. Его взгляд был таким пристальным, гипнотическим, что у нее по спине пробежали мурашки. — Она не понравилась тебе?

Анна пожала плечами и потупила взгляд.

— Я плохо разбираюсь в женщинах.

— Как дипломатично.

Годы работы медсестрой не прошли даром, хотела сказать Анна. А если честно, то не хочу, чтобы ты подумал, будто интересуешь меня. Это, еще раз сказала она самой себе, совершенно не так. Но вслух произнесла:

— Иди к черту! — И быстро пошла прочь.

Он схватил ее за руку и снова повернул к себе.

— Я не кончил разговор. Мне не нравится, когда собеседники поворачиваются и уходят, — строго сказал он.

Пришлось вновь взглянуть на него.

— А мне не нравится грубость. Ты не имеешь права командовать мной.

— Может быть, ты немножко ревнуешь? Так? Или считаешь, что мой безобидный флирт дает тебе право считать меня своей собственностью?

— Своей собственностью? — Она рассмеялась, хотя и немного нервно. — Это просто смешно.

Он недовольно нахмурился.

— Смешно?

— Да, смешно, — слово легко сорвалось с языка. — Смешно, — повторила она. — Если хочешь, я слишком разумна, чтобы терять голову от легкого безобидного флирта.

Она посмотрела на его мрачное красивое лицо и испугалась. Вдруг он увидит, что это всего лишь розыгрыш, что она притворяется легкомысленной. Никогда в жизни Анна не была непостоянной, ветреной, особенно в чувствах. Она была не способна на случайный флирт, на то, что некоторым женщинам давалось с такой легкостью. Мать очень любила пофлиртовать, хотя это не мешало читать дочери нотации, насколько опасны подобные отношения с мужчинами. Анна всегда безропотно выслушивала все советы, часто ненужные и утомительные, поскольку подобных талантов у нее все равно не было.

— Никогда не думал, что встречу женщину, которая скажет мне такое, — пробормотал он, в глазах вспыхнуло удивление.

Она же улыбнулась в ответ:

— Правда? Значит, и я встретила не того, с кем можно пофлиртовать.

Такого он просто не ожидал и сразу помрачнел. Видимо, очень хотелось продолжить разговор, но они оба помнили, что на кухне сидит Мария. Пока он колебался, Анна поднялась в спальню, перешагивая через ступеньку, и даже не оглянулась посмотреть, вернулся ли он на кухню, или все еще стоит внизу.

Хотелось наслаждаться радостью этой долгожданной победы как можно дольше и заснуть с этим настроением. Но радость поблекла, и ее место заняла острая боль. Жестокие муки ревности.

6

Утром Джулиус был не в лучшем настроении. Когда Анна пришла к нему в спальню, то поняла, что Эдвин уже рассказал ему о приезде Марии. Пожилой человек еще не видел ее, но по каким-то причинам уже невзлюбил.

— Что это за манеры?! — бушевал он, пока Анна поднимала с пола книги и складывала их аккуратной стопкой на столике у кровати. — Ответь мне! — настаивал он. — Нужно иметь воистину средиземноморский темперамент, чтобы врываться вот так без приглашения в чужой дом. Тем более на неопределенное время. Скажи же хоть что-нибудь!

Анна дипломатично заметила, что в свое время знала нескольких итальянцев и не думает, что это их национальная черта.

— Прекрати ходить вокруг да около. И почему ты снова надела этот скучный наряд. Мне нравится больше, когда ты в розовом, как вчера.

Внезапная перемена темы разговора ничуть не удивила ее. Мысли Джулиуса часто принимали самый неожиданный поворот, и она привыкла.

— Сегодня будет холодно и промозгло, — спокойно ответила Анна. — Поэтому я решила надеть что-нибудь теплое и уютное.

Она, конечно, не сказала, что, одеваясь скромно, чувствовала себя увереннее, удобнее, она привыкла работать в такой одежде. А, кроме того, и присутствие Эдвина почему-то беспокоило ее меньше, чем вчера.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org