Загрузка...
Оценить
Шрифт

Игра жизни

Страница 3

Нет, сказала себе Лейси, полоскаясь под душем, ей до этого нет никакого дела. Джейк Уэйнрайт всего лишь временный сосед, более того, человек, с которым у нее уже возникла взаимная неприязнь с того момента, как он поймал ее при вторжении в его владения. Если она собирается провести спокойно на Барбадосе последующие несколько недель, ей следует исправить положение и установить с соседом более теплые отношения.

Тот факт, что он оказался моложе и гораздо привлекательнее, чем она могла представить, а также то, что она пребывала в одиночестве последние несколько дней, не имеют к случившемуся ровно никакого отношения, внушала она себе, вытираясь после душа.

Она надела легкое голубое хлопковое платье и белые сандалии, расчесала волосы и перехватила их сзади лентой. Волосы были еще влажные, но к тому времени, когда она ляжет спать, они высохнут.

Не слишком размышляя, для чего она это делает, Лейси наполнила доверху тарелку шоколадным печеньем, которое сама испекла после полудня, и пошла к дому Джейка Уэйнрайта. Она предложит ему мировую и попытается сохранить его расположение на будущее.

Ночь была темной и тихой, только мягкий шелест пальм под легким бризом нарушал тишину. Это очень раздражало Лейси в ее первую ночь, поскольку она привыкла к шуму уличного движения, ярким огням и суматохе большого города. Сейчас все стало на свои места. Воздух был чистый, слегка напоенный ароматом расцветающего к ночи жасмина. Ветерок ласкал ее кожу. Темное небо пронизывали огоньки тысяч звезд.

Она наслаждалась каждым вечером, сидя в саду или прогуливаясь по темному пустынному пляжу. Даже игра с детьми — вспомнила она и улыбнулась — была радостью.

Впереди в темноте показался большой дом, где‑то в его дальней части горел свет.

Она постучала в дверь и стала ждать. Ждать пришлось долго. Вдалеке, слышала она, морские волны мягко плескались о шелковистый песок пляжа. До западного побережья Барбадоса было всего несколько сот ярдов. Ветры, которые мягко дули в ночи, перемешивали листья ибикуса, олеандра и жасмина, красиво устилавшие землю, и снижали до терпимой дневную температуру. В ночном ветре она улавливала соленый запах океана, смешанный со сладким ароматом жасмина, и ее сердце билось в восторге от царящей в природе гармонии.

Она снова постучала, на этот раз громче. Неужели он лег спать? А может, куда‑то вышел? Его машина виднелась на подъездной аллее. Она не видела света у дверей, но заметила огонек с тыльной стороны, когда шла сюда. Может быть, он пошел прогуляться по берегу?..

И в этот момент дверь распахнулась.

— Вы? А что теперь? — Он включил лампу у входа, еще одну в прихожей и с недоумением уставился на нее.

А она во все глаза смотрела на него. На нем были только шорты. Одевался в спешке? Его грудь была такого же бронзового цвета, что и лицо, мускулистая, ладная. Он стоял, несколько расставив длинные и сильные ноги и хмуро глядя ей в лицо.

— Что теперь? — повторил он нетерпеливо. Лейси, поняв, что ее разглядывают, почувствовала, что краснеет. Она также поняла, что ее первая оценка оказалась правильной: фигура его просто безукоризненна. Она почувствовала также, что ее охватывает странное ощущение: она хотела увидеть его в одних плавках, и сейчас он, в сущности, почти обнажен.

Неожиданно ее охватило неистовое желание приблизиться и дотронуться до его тела. Ее пальцы прямо‑таки заныли от этого безрассудного желания. Ей захотелось ощутить тепло его бронзовой кожи, прижаться щекой к его груди. Может быть, она сходит с ума? Никогда раньше с ней не происходило ничего подобного.

— Я пришла попросить извинения за непрошеное вторжение в ваш сад. — Обеими руками она протянула тарелку, стараясь держать ее твердо, поскольку руки ее дрожали.

— Должно быть, это ускользнуло от вашего внимания, но сейчас двенадцатый час ночи. Я уже спал и не считаю, что стоило меня будить из‑за тарелки печенья…

Его волосы были взъерошены, а взгляд убийственно синих глаз пронизывал до самых глубин, он был осязаем, как прикосновение. Неожиданно до нее дошло, что он сказал.

— Извините, я как‑то не сообразила, что уже поздно. Должно быть, я не посмотрела на часы, когда вышла играть с детьми.

— Я вижу, с вами произошли кое‑какие изменения. — В его голосе послышался сарказм; после того, как его глаза пробежали по ней с головы до ног, что‑то в его манерах неуловимо изменилось. Он небрежно прислонился к дверному косяку, задумчиво ее разглядывая.

И снова Лейси испытала странное ощущение: под его взглядом в глубине ее существа возникло тепло.

— Да, я…

— Старайтесь избегать всяческих хлопот.

Я не желаю печенья и ничего другого, что вы можете предложить. Единственное, что я хочу, — это отправиться в постель. В одиночестве!

— О! Я уверена, что только так вы и отправляетесь в постель с вашими манерами! — Она всучила ему тарелку с печеньем, не обратив внимания, успел он схватить ее или нет. Круто повернувшись, Лейси, словно за ней гнался сам дьявол, помчалась к своему маленькому коттеджу, не замечая уже красот ночи. Ее душил гнев. Захлопнув за собой дверь, она влетела в свою комнату.

Ох уж эти высокомерные, самодовольные красавцы‑мужчины! Она топнула ногой, затем схватила подушку с софы и швырнула ее через всю комнату.

Она шла к нему с миром и была оскорблена в лучших чувствах. Она не должна была пытаться мириться с ним. Велика честь! Она больше никогда так не поступит! Этот тип просто невыносим — надменен, снисходителен и чванлив! Да провались он пропадом, этот тип! Она всего лишь хотела извиниться за то, что проникла в его сад, сделать жест примирения. Она вовсе не помышляла ни о чем другом кроме этого. Это его извращенный ум углядел за всем что‑то неприличное. Да, он сошел с ума! Она несколько раз сжала кулаки, пытаясь успокоиться.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
rubooks.net