Загрузка...
Шрифт

Раба любви

Страница 22

К тому же ей не пришлось принимать эту смущающую ее позу самой. В промежутке между поцелуями Брайан сам завел ей руки за голову и даже помог обхватить перекладину пальцами.

— Обещай, что не отпустишь ее, — прошептал он Кэтрин на ухо. — До тех пор, пока я не скажу…

Вся во власти возбужденного ожидания, она была в состоянии только кивнуть.

— Если хочешь, можешь закрыть глаза.

Ей действительно хотелось этого. Но, сделав так, она почувствовала, как ее охватывают сомнения и страх. Что он собирается делать? Понравится ли ей это или окажется ненавистным?

Однако все опасения улетучились, стоило только рукам Брайана скользнуть по ее телу вниз — от плеч к груди, животу, бедрам, где они замерли на несколько мгновений, показавшихся Кэтрин бесконечными. Развел ли он ее ноги или она сделала это сама? Впоследствии Кэтрин не могла этого вспомнить, а в тот момент ей было все равно. Она затаила дыхание в ожидании дальнейших ласк.

Как можно было это описать, как выразить словами всю многогранность и изысканность полученного ею удовольствия? Было ли оно чисто физическим или включало в себя эмоциональное начало? Точно утверждать было невозможно. Единственное, в чем не сомневалась Кэтрин, — так это в том, что никогда не мечтала о подобном даже в самых смелых своих фантазиях.

Однако Брайан проделывал все с такой откровенной, первобытной страстью, которая заведомо исключала всякую стыдливость, будила в ней столь же примитивные инстинкты. Под его ласками она становилась не той Кэтрин, которой некогда была с Эдвином — неуверенной в себе и старающейся угодить партнеру, а дикой, управляемой лишь неконтролируемыми эмоциями. Она содрогалась и извивалась, стонала и вскрикивала, впивалась ногтями в спину и плечи Брайана.

И все же, когда он на мгновение оставил ее, потянувшись за презервативом, Кэтрин совсем не почувствовала себя удовлетворенной — впечатление было такое, будто Брайан и не ласкал ее. Ей страстно хотелось почувствовать его внутри себя; она знала, что только так сможет обуздать свое вожделение.

— Да, — настойчиво потребовала она. — Да, Брайан, да!

Немного помедлив, он вошел в нее одним мощным движением. С громким криком Кэтрин изо всех сил вцепилась в перекладину кровати.

Брайан застонал, потом, расцепив ее онемевшие пальцы, завел руки Кэтрин себе за спину.

— Теперь можешь делать все, что хочешь, — хрипло сказал он.

— Ты тоже, — ответила она, обхватывая ногами его талию.

— Слушаю и повинуюсь.

Тело Кэтрин содрогалось от его мощных толчков, так что пришлось прильнуть к нему как можно плотнее. И вскоре она уже чувствовала себя половинкой слившегося воедино целого.

— О, Брайан… Брайан… сейчас… Я больше не могу терпеть.

— Все в порядке, — задыхаясь, произнес он в последнем мощном содрогании. — Я тоже… с тобой.

9

— Просыпайся, просыпайся, соня!

Кэтрин, все еще в полусне и совершенно не желая покидать теплый кокон постели, зарылась с головой под одеяло.

— Отстань, Брайан, — пробормотала она, и только тогда смысл происходящего дошел, наконец, до затуманенного сознания.

Брайан?!

Воспоминания о событиях прошедшей ночи заставили ее мгновенно проснуться. В памяти всплыло все — каждое промолвленное слово, каждый стон.

— Уже почти полдень, — раздался голос Брайана где-то ужасно близко. — Вставай, лежебока. — Он поцеловал Кэтрин в растрепанную макушку. — Нас ждут великие дела.

Теперь ей по-настоящему захотелось заползти куда-нибудь поглубже и никогда больше не показываться на белый свет. Кэтрин плотнее закрыла глаза и взмолилась о чуде. Но это не кино и никто не появится в последнюю минуту, чтобы спасти ее.

Приходилось мириться с фактами.

Приоткрыв один глаз, она остановила взгляд не на стоящем к ней спиной Брайане, а на лежащих возле лампы трех пустых упаковках из фольги. Целых три!

Закусив нижнюю губу, Кэтрин обнаружила, что та опухла и болит. Груди тоже набухли и были крайне чувствительны к малейшему прикосновению.

Такой изощренной эротической пытки, которой ее подверг Брайан, она не могла представить даже в самых смелых фантазиях. Например, во второй раз, он предложил Кэтрин принять такую позу, которая привела ее в экстаз. Или лихорадочные поиски третьего презерватива прямо посреди ночи, когда Брайан вновь захотел заняться с ней любовью, а она просто не в состоянии была отказать.

Но все это происходило в пылу чувств, в разгар страсти, а теперь, при холодноватом свете дня, Кэтрин ощущала в основном стыд. Как только она могла позволить проделывать с собой подобные вещи? Это отнюдь не было актом любви. И с его стороны тоже. Ничего, кроме секса в самом его примитивном и грубом смысле. Не любовь, а похоть.

И все же… все же это было неописуемо прекрасно!

Кэтрин еле удержалась от того, чтобы не застонать. А ведь она всегда считала себя женщиной, неспособной заниматься подобными вещами без любви.

Неужели? И когда же это я в последний раз испытывала подобное удовольствие с Эдвином? — не без иронии спросила она себя.

Настолько давно, что и не упомнишь. Может быть, даже никогда!

— Вставай! Не прикидывайся, что все еще спишь, — приказал Брайан. — Я понимаю, что ты сейчас мучаешься сомнениями. Однако совершенно напрасно, уверяю тебя. Вряд ли Эдвин, лежащий сейчас на брачном ложе, жалеет о прошедшей ночи или вспоминает о тебе.

Собственная реакция на несколько провокационное заявление Брайана удивила ее: оно не причинило ей никакой боли. Ровным счетом никакой! А самым поразительным было то, что, если бы не слишком лестное для Эдвина как для любовника сравнение с Брайаном, она вовсе не вспомнила бы о нем. Честно говоря, ей было совершенно наплевать, о чем сейчас думает бывший возлюбленный. Главным для нее было в данный момент набраться смелости взглянуть в глаза Брайану и понять, что у того на уме, потому что Кэтрин не имела об этом ни малейшего представления.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
rubooks.net