Загрузка...
Шрифт

Раба любви

Страница 9

Именно поэтому Кэтрин всегда принимала его обратно даже после того, как он укладывал свои вещи в дорожную сумку и исчезал на месяц, а то и на два. Потом, когда Эдвин начал заводить интрижки на стороне, она смотрела на них сквозь пальцы, уверяя себя, что это всего лишь секс. Чувство же, которое они разделяют, глубже, чем простой секс. Гораздо глубже.

Теперь приходилось признать, что они не разделяли ровным счетом ничего. Она давала, а Эдвин только брал — и любовь, и забота исходили только от нее.

За связь с Эдвином Брайан неоднократно обзывал ее глупой. Однако одно дело — знать что-либо, и совсем другое — встретить это во всеоружии и превозмочь. Эдвин занимал значительную часть ее жизни десять лет. Насколько же трудно будет забыть его и жить дальше!

Но если она собиралась прийти к согласию с самой собой, то должна была вновь обрести уважение к себе…

4

— Когда свадьба? — резко спросила Кэтрин.

Брайан явно оторопел. Неужели он ожидал, что ее ярость обратится на него? Губы его были сжаты — губы, которые выглядели бы женственными, если бы это не компенсировалось прямым, крупным носом и резко очерченными скулами.

— Совсем скоро, — ответил он. — Через три с половиной недели. А в чем дело? Господи, Кэтрин, неужели ты еще надеешься, что он разорвет помолвку и вернется к тебе!

Однако такая мысль даже не приходила ей в голову. Кэтрин была уверена, что, если бы даже Эдвин и решил вернуться, она не простила бы его. Никогда! Ни за что на свете! Только теперь, впервые после получения приглашения, к ней начало возвращаться самообладание.

И это было приятно осознавать.

— В твоем приглашении указано «на два лица»? — спросила она Брайана.

— Да, наверное… Даже наверняка.

— У тебя сейчас есть постоянная подружка?

— Как тебе сказать… не то чтобы постоянная.

— Понятно. Очередная интрижка. В таком случае это не имеет значения. Я уверена, что девица не будет возражать, если ты возьмешь с собой на свадьбу старую приятельницу.

У Брайана чуть было не отвалилась челюсть от изумления.

— Хочешь, чтобы я взял тебя на свадьбу Эдвина?!

— А ты возражаешь?

Он все еще не мог поверить.

— Но почему ты хочешь туда пойти?

— Потому что должна.

— Я не могу понять твоего решения, Кэтрин, — печально сказал Брайан. — Никак не могу.

Она грустно улыбнулась.

— Моя мама умерла, когда мне было тринадцать лет, Брайан. Я не рассказывала тебе об этом?

Он нахмурился.

— Нет, я этого не знал. То есть… я знал, что она умерла, но не знал, как и когда. Но какое отношение это имеет к свадьбе Эдвина?

— Мама тяжело болела, и последнюю неделю перед смертью мне не позволяли навещать ее. Отец говорил, что ей колют морфин, и она все равно меня не узнает. Когда мама умерла, меня спросили, хочу ли я проститься с ней. А я отказалась, оправдываясь перед собой тем, что хочу запомнить ее живой и здоровой. На самом деле, я просто боялась. Боялась того, что смогу увидеть. Боялась смерти. И всегда потом жалела об этом. Я… я…

Голос ее дрогнул, и не в силах сдержаться Кэтрин заплакала. Брайан опять обнял ее.

— Кэтрин, дорогая, не плачь, пожалуйста, не надо себя так винить. Ты была тогда еще совсем девочкой, и мне кажется, что твое решение было правильным. Как ты сказала, гораздо лучше было запомнить ее живой, да?

— Нет, ты не понимаешь, — всхлипнула она и, отстранившись, подняла к нему искаженное мукой лицо. — Это сделало бы ее смерть реальной для меня. Несколько лет потом мне казалась, что мама просто куда-то уехала. Не скоро я примирилась с тем, что она мертва… Женитьба Эдвина на другой женщине для меня равносильна его смерти. Мне необходимо быть там, видеть, как все это произойдет, поверить в реальность свадьбы, убедиться в том, что он представляет собой в действительности.

Долгое время Брайан молчал, утирая пальцами слезы с ее щек.

Наконец, когда Кэтрин несколько успокоилась, он улыбнулся ей.

— В таком случае я готов сопровождать тебя, — мягко сказал он. — Но с двумя условиями.

— Все, что угодно.

— Во-первых, не посылай никакого ответа на приглашение.

При мысли о том, каким ударом станет для Эдвина то, что она придет с Брайаном, Кэтрин улыбнулась.

— А второе условие? — спросила она, внезапно поняв всю эмоциональную силу жажды мести.

Глаза Брайана сверкнули.

— Надень что-нибудь сексуальное…


— Ну, что ты об этом думаешь? — спросила Кэтрин, медленно поворачиваясь.

Джейн присвистнула.

— Ого! Теперь ты, надеюсь, рада, что взяла меня с собой в магазин? Этот цвет идет тебе потрясающе. Особенно теперь, когда ты распустила волосы и наложила косметику.

Кэтрин взглянула на себя в зеркало и зарделась от удовольствия.

Когда в прошлое воскресенье Джейн впервые сняла его с вешалки в бутике, Кэтрин покачала головой, сказав, что платье слишком яркое. Практичная по натуре, она, когда это касалось одежды, предпочитала нейтральные цвета, легче сочетающиеся с другими оттенками.

Джейн чуть ли не насильно сунула платье ей в руки и настояла на примерке. Все остальное уже стало достоянием истории. И вот теперь она стояла, затянутая в платье цвета электрик, гадая о том, что скажет Эдвин, когда ее увидит.

Однако прежде ей предстояло встретиться с Брайаном. Как ни странно, но именно его мнение беспокоило Кэтрин гораздо больше, чем мнение бывшего возлюбленного.

«Что-нибудь сексуальное», — попросил он. Надетое на ней платье, вне всякого сомнения, было таковым. А также элегантным и гораздо более женственным, чем все, что она носила до сих пор.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org