Загрузка...
Оценить
Шрифт

Русские проблемы в английской речи

Страница 16
Оглавление

Что есть, на самом деле, в очень распространенном слове «бедняжка»? Оно выражает не просто сочувствие, но и личное сострадание. Попробуйте перевести буквально фразу о «бедняжке» как You poor one — она становится не только ошибочной, но и бессмысленной потому, что оттенок сострадания может не утешить, зато способен унизить или разозлить американца. (Кроме того, будет правильно вместо one употребить в английском языке thing: You poor thing — да, именно thing!) Уж если утешать человека в Штатах, то лучше сделать это немножко иначе, одновременно и приободрив его — You poor thing! But I’m sure you’ll manage / come through this all right / be fine («Уверен, ты справишься с этим / все будет хорошо» и т.п.). По мнению американцев, бедняжка, который собирается «поплакаться в жилетку» друзьям, «должен взять себя в руки» (he’s got to get his act together), ибо «успех порождает успех» — success breeds success, — а от нытья нет никакого проку.

Психологически тяжелое наследие России ощущается в ее языке и вне лексики. Больше всего это нашло отражение в огромном количестве негативных конструкций, которые всегда занимали большое место в русском языке, но их роль значительно выросла в советскую эпоху. Именно тогда в стране возник изощренный бюрократический жаргон, утверждавший целую систему поступков и типов поведения, за которые полагались наказания или поощрения. При тоталитарном советском режиме, когда общество жило под спудом страха, люди из поколения в поколение наталкивались повседневно на длинный ряд ограничений и запретов, воспринимавшихся как назойливые, но хорошо знакомые, привычные обороты и расхожие фразы. Поначалу страшные, они постепенно становились скучными и потеряли свою остроту, превратившись в речевые штампы, которые обретают свой устрашающий смысл лишь в том случае, когда их буквально переводят на английский с целью напомнить о советском прошлом за рубежом. Понятно, что в таком случае старые советские запреты и ограничения способны вызвать в англоязычных странах неприязнь к России.

К труднопереводимым запретам и ограничениям в советские годы добавлялись и запреты на добросовестный перевод. Такие назойливые клише, как «нет», «нельзя» или «невозможно», ставили переводчиков в тяжелое положение. Им, мягко говоря, рекомендовалось не передавать на Запад настоящий смысл негативов, а заменять их более деликатными выражениями. Под «точностью» тогда подразумевался буквализм, попытки же переводчиков пойти по пути передачи не языковых форм, а смысла всячески пресекались. Как русские тексты на английском языке, так и речи официальных представителей СССР на Западе передавались как можно более «близко к оригиналу».

Негативные конструкции в русском языке, особенно те, которые выражали нормы общественного поведения, были одним из наиболее распространенных источников недоразумений и взаимонепонимания в отношениях между СССР и западным миром. Прежде всего они способствовали формированию представлений о русских как об упрямых, агрессивных, мрачно и негативно настроенных субъектах, встречающих чужестранцев в штыки. В Советском Союзе, где американцев практически не знали, все поступки и пожелания тех немногих из них, кто изредка приезжал в страну, встречались двумя отрицательными словами: «нельзя» и «некультурно».

Последнее из этих слов особенно удивляло американцев. В США за выражением «быть некультурным» (uncultured) стоят совершенно иные понятия, нежели в России. Здесь «вполне культурно» находиться в верхней одежде в таких общественных местах, как театр (где часто нет раздевалки), класть ноги на стол, звать по имени едва знакомых людей, есть во время занятий в школах и университетах, носить рваные джинсы и делать многое другое, что в России считается неприличным. Представителям «дяди Сэма» было просто смешно, когда русские считали их поведение признаком невоспитанности: они со своей стороны не понимали, почему их обвиняют в «некультурности» именно в СССР, где пассажиры толкаются в переполненном метро, продавцы грубят покупателям, хлеб в частных домах кладут на стол, не подставляя тарелку, — разве все это вполне прилично?

К счастью, советские времена позади, но американцев до сих пор иногда удивляет, насколько укоренились в России негативно-нормативные формы поведения, а в языке — отрицательные конструкции. В 1960—70-х годах европейцы и американцы представляли себе русского эдакой «карикатурой», на все отвечающего «нет» и «нельзя». Западные дипломаты и журналисты за спиной бывшего министра иностранных дел СССР Андрея Громыко называли его «мистер Нет». Речи Громыко на международной арене были переполнены предложениями с частицей «не» и содержали длинный ряд таких слов и выражений, как «нельзя» или «не следует», которые создавали головоломки для переводчиков.

Запреты, которые не запрещают

Слово «невозможно», казалось бы, выражающее буквально категорический запрет, часто имеет в русском языке другое значение, и потому передавать его на английский язык следует неоднозначно, а в зависимости от контекста предложения:


Здесь невозможно говорить из-за шума.
Неправильный вариант: Here it is not possible to talk because of noise.
Правильный вариант: You can’t talk here / It’s impossible to talk / to make yourself heard here / because of the noise.


Я бы очень хотела к вам присоединиться, но у меня столько работы, что это невозможно.
I’d really like / love to join you, but I’ve got so much work that / there’s no way I can / I really can’t / I just can’t make it / it’s just not / I don’t think it’s possible.

К другим негативным выражениям, буквально означающим запрет и имеющим устрашающий оттенок, но фактически его утратившим, относятся «не следует», «не рекомендуется», «не положено», «не надо» и «не нужно». В годы советского режима такие повелительные или, наоборот, запрещающие выражения нередко имели политический смысл. Они употреблялись в тех случаях, когда нарушение запрета было чревато очень неприятными последствиями, и поэтому сегодня, в основном, утратили свой политический характер или, по крайней мере, перестали быть угрожающими. Поскольку эти выражения уже обрели свой новый смысл: «поступайте, как хотите, но результат непредсказуем», их перевод создает необходимость в радикальной перестройке тех фраз, где они употребляются.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org