Загрузка...
Оценить
Шрифт

Сладостный МИФ, или мифтерия жизни

Страница 17

— Стой! Погоди!

Мне потребовалось некоторое время, чтобы ее слова дошли до моего сознания, настолько они — эти слова — расходились с тем, что я ожидал от нашего разговора. Даже теперь, когда радужный мыльный пузырь моей мечты лопнул у меня на глазах, мне было трудно перестроиться и сосредоточиться на том, чего же она от меня хотела.

— Ты можешь остановиться и начать сначала? Так значит, ты пришла просить денег?

— Ну… да. На самом деле мне нужно совсем немного… может, пятьдесят золотых… или семьдесят пять, — торопливо пояснила она. — Мелкое мошенничество тем и хорошо, что не нужен большой начальный капитал.

— Ты хочешь сказать, что собираешься занять у меня денег, чтобы мошенничать? Здесь, в Поссилтуме?

Взгляд, которым она в ответ окинула меня, был, мягко выражаясь, холодным и оценивающим. Совсем не тот застенчивый, скромный взгляд, к которому я привык.

— Конечно. Это мое ремесло, — спокойно сказала она. — Я думала, ты об этом знал, когда предлагал мне работу. Или ты просто злишься, что я предпочитаю работать независимо? Я полагаю, тебя такие мелочи мало интересуют, но это лучшее, что я умею.

Пока она говорила, в голове у меня пронеслись все наши с нею прежние встречи и разговоры. Хотя я и тогда понимал, что она каждый раз была вовлечена в какое-нибудь мошенничество или же спасалась бегством от результатов очередной проделки, я все же всегда думал, что она просто милое дитя, во всем следующее за своим партнером Мэттом. Но теперь я осознал, что, кроме ее невинного вида, у меня не было ни малейших оснований для такого предположения. Кстати, ее внешность — это и в самом деле единственное, что я о ней знал.

— Это правда? — спросил я. — Это действительно самое лучшее, что ты умеешь?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, может, ты смогла бы с тем же или даже большим успехом попробовать заняться каким-нибудь легальным бизнесом? Я бы дал тебе денег, чтобы начать дело.

Последние остатки моих идеалистических фантазий в отношении Луанны развеялись, когда я увидел, как ее губы кривятся в презрительной усмешке.

— Ты имеешь в виду какое-нибудь ателье или бакалейную лавочку? И чтобы я этим занималась? Нет уж, спасибо. Это слишком похоже на работу. Смешно сказать, я думала, если уж кто-то должен это понимать, так именно ты. Ты ведь добрался до своего нынешнего положения не трудясь в поте лица, а обирая доверчивых простаков и одурачивая невежд, точно так же, как мы с Мэттом… только в больших масштабах. Конечно, у нас не было в помощниках демона, как у тебя. И даже теперь, при всем твоем нынешнем богатстве и респектабельности, я готова поспорить, что ты снимаешь хорошие сливки с этого королевства. Что должно быть нетрудно, когда королева ходит у тебя по струночке и все делают все, что ты им скажешь. А я всего-то и хочу, что отрезать себе кусочек пирога… и, между прочим, совсем маленький кусочек.

Какое-то время я молчал. Мне хотелось рассказать ей обо всех долгих часах и невероятных усилиях, которые мы с командой тратили, пытаясь привести в порядок финансы Поссилтума. Я даже думал, не показать ли ей парочку загадочных таблиц с моего стола… но потом решил, что не стоит. Она может оказаться способна расшифровать их, а тогда, несомненно, мне будут заданы кое-какие неприятные вопросы насчет моих раздутых гонораров. Мне и перед самим собой было за это неловко, а перед ней тем более.

Однако неизбежный вывод заключался в том, что какой бы милой, с моей точки зрения, ни казалась Луанна, наши с ней взгляды на людей и на то, как к ним следует относиться, различались кардинально.

Я выдвинул ящик стола, где мы держали мелкие деньги, и начал отсчитывать монеты.

— Знаешь, Луанна, что я тебе скажу, — начал я, не поднимая глаз. — Ты говоришь, тебе надо пятьдесят или семьдесят пять золотых? Так вот, я даю тебе сто пятьдесят… это в два или три раза больше, чем ты просила… и не в долг, не в качестве вложения капитала, а просто так, даром.

— Но с какой стати ты будешь…

— …Однако, у меня будет два условия, — продолжил я, как будто она ничего не говорила. — Вопервых, часть этих денег ты должна истратить на путешествие. Отправляйся в другое измерение или в другое место на Пенте… мне все равно. Только чтобы твои мошеннические дела вершились не в Поссилтуме.

— Хорошо, только…

— И во-вторых, — сказал я, кладя столбик монет на край стола возле Луанны, — я хочу, чтобы ты обещала никогда больше со мной не встречаться… никогда больше… начиная с этого момента.

Какое-то мгновение я думал, что она заговорит. Она открыла рот, поколебалась, пожала плечами и вновь сомкнула губы. В полном молчании она забрала со стола монеты и ушла, захлопнув за собой дверь.

Я налил себе еще кубок вина, отошел к окну и уставился в пространство невидящим взглядом. Мечты умирают трудно, но все мои романтические мысли о Луанне только что были разбиты вдребезги. Поправить я ничего не мог, оставалось лишь оплакать их гибель.

В дверь тихо постучали, и сердце мое замерло. Может, она передумала! Может, решила вернуть деньги и попросить ссуду на честный бизнес!

— Входи, — отозвался я, стараясь, чтобы это не прозвучало слишком уж радостно.

Дверь открылась, и вошел вампир.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Вы просто не знаете женщин.

X. Хефнер

Вина? Нет, спасибо. Я его в рот не беру.

— А, действительно. Прости, Вик, — сказал я, наполняя собственный кубок.

— Знаешь, — начал мой гость, поудобнее устроившись в кресле, — это из-за женщин вроде Луанны у вампиров складывается такая скверная репутация. Это не мы, а они способны без всякой жалости высосать чью-нибудь кровь, а обвинять все будут нас!

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org