загрузка...
Оценить
Шрифт

Сладостный МИФ, или мифтерия жизни

Страница 9

— Тут я с ними вполне солидарен, — ухмыльнулся Ааз.

— Каждый гражданин должен вносить положенную долю в оплату общих затрат королевства, исправно платя налоги, — раздраженно сказал Гримбл.

— Но при этом каждый имеет право платить их в минимальном объеме, какой сможет отспорить на законном основании, — парировал мой партнер.

Эта перепалка между Гримблом и Аазом прозвучала почти как в добрые старые времена. К сожалению, на этот раз у нас были дела поважнее.

— Вы скажете, что я не прав, — начал я, подняв руку и призвав всех к молчанию. — Но что если мы попробуем разом убить двух зайцев?

— Это как? — нахмурился Гримбл.

— Ну, первым делом мы осуществляем ваше предложение о сокращении армии за счет естественной убыли… и даже немного ускорим эту убыль, предложив сокращенные сроки службы всем желающим…

— Это может сработать, — кивнул канцлер, — но не вижу…

— И, — быстро продолжил я, — переведя часть оставшихся солдат в сборщики налогов. Таким образом они сами помогут нам собрать деньги, необходимые для их содержания.

Гримбл и Банни переглянулись.

— Вряд ли от этого станет хуже, чем при нынешней системе, — кивнула Банни.

— Вот что я вам скажу, — с важным видом произнес я. — Обмозгуйте-ка это дело вдвоем и набросайте план конкретных действий. А мы с Аазом пойдем растолкуем его королеве.

Вообще-то у меня не было намерения навещать Цикуту в ближайшее время, но я решил воспользоваться моментом и смыться с совещания, имея на своем счету хоть маленькую, но победу.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Так сколько вы мне заплатите?

М. Джордан

Следующие несколько дней прошли без особых происшествий. Они были так похожи один на другой, что мне трудно вспомнить, что в какой день было.

Вы можете сделать из этого вывод, что я изрядно скучал, и будете правы. Несколько лет подряд я только и делал, что влезал в передряги или уходил от погони, и нынешний режим размеренной ежедневной работы показался мне вполне щадящим. Разумеется, большую роль играло и то, что я совершенно не понимал, чем занимаюсь.

Конечно, убегать от разъяренной толпы или пудрить мозги клиенту, стараясь слупить с него побольше, — в этом я знаю толк не хуже любого другого, и даже лучше. Но в таких вещах, как бюджет, оперативные финансовые планы, притоки денежных средств, я просто ни бельмеса не смыслю.

Я изрядно струхнул, когда осознал, что при всем при этом любые мои рекомендации — вроде перевода части армии в налоговую службу — практически тут же становятся законом. Но я все-таки вбил себе в голову, что должен что-то сделать для спасения здешних финансов, и теперь мне оставалось только стучать по дереву, плевать через левое плечо и стараться в каждом конкретном случае выбрать наилучшее решение.

Но пока я еще совсем не зациклился на своих жалобах, надо по справедливости заметить, что, как бы плохо ни шли дела, без Банни я бы вообще пропал.

Так получилось, что без всякого предварительного планирования моя ассистентка по административным вопросам в итоге взвалила на себя двойную нагрузку. Во-первых, она должна была просиживать долгие часы над цифрами и планами с Гримблом, перебрасываясь с ним своими бухгалтерскими жаргонными скороговорками, в то время как я сидел рядом с отсутствующим выражением лица. А потом столько же или даже больше времени ей приходилось тратить на терпеливое объяснение мне, что же они решили. Это сушило мне мозги, но я предпочитал такое времяпрепровождение альтернативному варианту, то есть попыткам размышлять о предложении королевы Цикуты.

Иногда, правда, попадалось что-нибудь, о чем я вроде бы кое-что знал. Поскольку обычно со временем выяснялось, что я ошибся, то причин для особого самодовольства у меня не было. Не думайте, у меня не вызывало буйного восторга, когда мне вновь и вновь показывали, что я исключительно глуп и при этом совершенный невежда, просто я был склонен к тому, что некоторое разнообразие в ощущениях даже полезно.

Когда я перебираю в памяти эти наши заседания, мне особенно часто вспоминается один разговор.

— Погоди, Банни. Еще раз, что означала эта последняя цифра?

— Что? — отозвалась она, отрывая взгляд от бумажки, содержание которой она мне излагала. — А, это. Это у нас ты.

— В каком смысле я?

— Это ты как статья бюджета. Сюда входит заработная плата и оперативные расходы.

— Стоп! Не понял! — воскликнул я, подняв руку. — Я же официально ушел в отставку с поста придворного мага. Как это я опять оказался у них на жалованье?

— Гримбл тебя восстановил на работе в тот же день, как ты вернулся с Извра, — терпеливо объяснила Банни. — Но это не имеет никакого отношения к той статье, о которой мы говорим. Эти средства выделены тебе как финансовому консультанту. Твои гонорары за магическую деятельность идут совершенно отдельной статьей.

— Но это же смешно!

— Ну что ты, Скив, — с упреком сказала она, делая большие глаза. — Я же тебе все это уже объясняла. Нам необходимо вести учет по разным операциям раздельно, на отдельных счетах, чтобы точно отслеживать результаты. Мы также должны внутри каждой операции записывать разные типы расходов на отдельные счета. Иначе…

— Да нет, я вовсе не имел в виду, что смешно записывать эти расходы отдельной статьей, — торопливо пояснил я, пока она не углубилась в очередной урок бухучета. — Я хотел сказать, что смешно вообще говорить о таком бюджете.

Почему-то мои слова совершенно не успокоили Банни, а скорее даже еще больше ее рассердили.

— Значит, так, Скив, — сказала она холодно. — Я знаю, ты не все понимаешь из того, что делаем мы с Гримблом, но ты уж мне поверь, я эти цифры не с потолка взяла. Эта сумма, которая тебе выделена, — вполне разумное предположение, с учетом ожидаемых расходов и существующих тарифных ставок… Даже Гримбл посчитал такой бюджет приемлемым и утвердил его. В этой связи я бы очень хотела услышать, на каком таком основании ты называешь эту сумму смешной.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org