Загрузка...
Оценить
Шрифт

Блеск

1234...96
Страница 1

Первый пролог

Восемь лет назад

Сидя перед камином, Джаспер Слоун скармливал страницу за страницей прожорливому пламени толстую пачку листов компромата. Справа от Джаспера, на широком подлокотнике кресла, стоял наполовину пустой стакан виски.

Время близилось к полуночи. Очертания деревьев за окном расплывались в мутной пелене беспрерывно моросящего дождя. Вдали, за темными водами залива Пьюджет-Саунд, мерцали неясные огни Сиэтла.

В прошлом дом на Бейнбридж-Айленде служил Джасперу спокойным, уединенным пристанищем. Сегодня он стал местом, где Джаспер сжигал свое прошлое.

— Что ты делаешь, дядя Джаспер?

Бросив в огонь очередной листок, Джаспер посмотрел на стоявшего в дверях десятилетнего мальчика в пижаме и улыбнулся.

— Освобождаю кое-какие старые папки. А что случилось, Кирби? Не спится?

— Мне опять приснился плохой сон. — Умные и слишком печальные глаза Кирби смотрели на него с явным беспокойством.

— Через несколько минут все пройдет. — Закрыв полупустую папку, Джаспер сел на широкий подлокотник кресла. — Я подогрею тебе молока.

За последние несколько месяцев Джаспер прочитал немало книг о воспитании детей, и мнения относительно действия горячего молока были весьма противоречивы, однако в случае с Кирби его благотворное влияние было очевидно. Особенно когда мальчику снились плохие сны.

— Хорошо, — прошлепав босыми ногами по дубовому полу, мальчик уселся на мягкий толстый ковер перед камином. — А дождь-то льет.

— Да. — Пройдя на кухню, Джаспер открыл холодильник. — Надеюсь, к утру он все же кончится.

— А если дождь пройдет, мы сможем поставить мишени и немного потренироваться в стрельбе из лука?

— Конечно. — Джаспер налил молоко в кружку и поставил ее в микроволновую печь. К молоку он решил присовокупить две булочки. — И еще мы сможем немного порыбачить: если повезет, поймаем что-нибудь себе на ужин.

В дверях, широко зевая, появился Пол. Он посмотрел на лежавшую на подлокотнике кресла папку.

— А что вы тут делаете?

— Дядя Джаспер избавляется от старых бумаг, которые ему больше не нужны, — объяснил Кирби.

Джаспер посмотрел на своего второго племянника. Пол был на полтора года старше Кирби. Если «визитной карточкой» Кирби был серьезный, не по-детски печальный взгляд, то глаза Пола являлись зеркальным отражением беззаботности, присущей оптимистическому отношению к жизни отца мальчиков.

Дети Флетчера Слоуна унаследовали от него большие голубые глаза и светло-каштановые волосы. Джаспер знал, что с годами, когда юношескую мягкость черт подретуширует резкими линиями зрелость, Пол и Кирби будут очень похожи на своего отца — смелого, обаятельного человека.

Джаспер также предчувствовал, что в подростковом возрасте племянники заставят его поволноваться, — несмотря на явную разницу в характерах, ему будет одинаково трудно и с тем и с другим. Оставалось лишь надеяться, что закупаемые сейчас пачками руководства по воспитанию станут ему надежным подспорьем. Джасперу приходилось полагаться только на книги, поскольку он слишком хорошо понимал собственную несостоятельность в этом деле. Отца Джаспера, Гарри Слоуна, никак нельзя было назвать образцом для подражания: воспитателем он был никудышным — Гарри являл собой пример безнадежного трудоголика, у которого практически никогда не хватало времени на занятия с сыновьями и вообще на досуг. Даже уйдя на пенсию, он ежедневно посещал офис своей фирмы. Джаспер чувствовал, что Гарри окончит свои труды только в день своих похорон.

Джаспер налил еще кружку молока для Пола. Надо принимать жизнь такой, какая она есть, и просто делать все, что в твоих силах. Иного выбора не было.

Джаспер следил за сменой цифр на таймере микроволновой печи. Неожиданно минуты на часах задрожали и обернулись годами. Джаспер отсчитал время на два десятилетия назад, когда в его жизни появился Флетчер.


Яркий, обаятельный и, пожалуй, слишком жизнерадостный Флетчер стал сводным братом Джаспера, когда его овдовевший отец женился второй раз.

Свою мать Джаспер помнил плохо, поскольку она погибла в автокатастрофе, когда ему было всего четыре года. Но мачеху Джаспера, Кэролайн, отличала редкая доброта, и она в полном смысле слова заменила ему мать. К тому же Кэролайн была удивительно коммуникабельна. Она то и дело устраивала великолепные званые обеды в загородном клубе для городских жителей — коллег Гарри по работе.

Джасперу всегда казалось, что отец и мачеха существуют в разных вселенных. Гарри жил ради работы, Кэролайн — ради своих забот в загородном клубе. Казалось, их не связывают узы великой любви, но тем не менее оба были весьма довольны браком.

Единственный серьезный недостаток Кэролайн — безрассудная любовь к Флетчеру. По ее мнению, сын всегда и во всем был прав. Вместо того чтобы помочь Флетчеру бороться с легкомысленной безответственностью и беспечной самонадеянностью, Кэролайн все ему прощала и даже поощряла его слабости.

Впрочем, Кэролайн была не единственным человеком, закрывавшим глаза на недостатки сына. Будучи на шесть лет младше своего нового брата и нуждаясь в кумире, способном заменить ему вечно занятого отца, Джаспер тоже многое спускал Флетчеру.

Слишком многое, как оказалось.

Теперь Флетчера не стало. Около года назад они с женой Брендой, катаясь на лыжах в Альпах, погибли в результате несчастного случая.

Кэролайн потрясло известие о смерти сына. Но она тут же, обливаясь слезами, заявила Джасперу и всем присутствующим, что и речи быть не может о том, чтобы она занялась воспитанием Пола и Кирби.

Загрузка...
  Следующая
rubooks.net