Загрузка...
Оценить
Шрифт

Люби меня в полдень

1234...98
Страница 1

Моей блестящей и совершенно невероятной подруге Элоизе. Перефразируя Э.Б. Вайта: «Нечасто встречаешь истинного друга и хорошего автора. Элоиза и то и другое».

Навсегда с любовью.
Л.К.

Пролог

...

Капитану Кристоферу Фелану

1-ый батальон стрелковой бригады

Военный лагерь на мысе Мапан

Крым

Июнь 1855 года


Дорогой Кристофер!


Я больше не могу писать вам.

Я не та, за кого вы меня принимаете.

У меня не было намерений писать вам любовные письма, но они стали именно такими. По пути к вам мои слова превратились в бьющееся с листка бумаги сердце.

Возвращайтесь, пожалуйста, возвращайтесь и отыщите меня.


Глава 1

Гэмпшир, Англия

За восемь месяцев до этого.


Все началось с письма.

А если точнее, то с упоминания о собаке.

— Так что там с собакой? — спросила Беатрис Хатауэй. — Чья собака?

Её подруга Пруденс, первая красавица графства, достала письмо, которое прислал её поклонник, капитан Кристофер Фелан.

Хотя не следовало джентльмену переписываться с незамужней барышней, но они договорились тайно обмениваться письмами, используя в качестве посредника невестку Кристофера.

Пруденс бросила на Беатрис наигранно хмурый взгляд.

— Беа, ты выказываешь больше беспокойства о собаке, чем о капитане Фелане.

— Капитан Фелан не нуждается в моем беспокойстве, — категорично заметила Беа. — В Гэмпшире о нём беспокоятся все девицы на выданье. Кроме того, он сам решил пойти на войну, и я уверена, что он замечательно проводит время в этой своей элегантной форме.

— И нисколько не элегантной, — мрачно отозвалась Пруденс, — на самом деле в его новом полку совершенно ужасная форма, тёмно-зеленая, с чёрной отделкой и никакой золотой тесьмы или галунов. А когда я спросила — почему, капитан Фелан сказал, что это для маскировки стрелков, хотя это не имеет смысла, поскольку все знают, что британский воин слишком храбр и горд, чтобы скрываться во время сражения. Но Кристофер, то есть, капитан Фелан, сказал, что это к … о, он использовал какое-то французское слово…

— Камуфляж? — спросила заинтригованная Беатрис.

— Да, откуда ты знаешь?

— Многие животные умеют маскироваться, чтобы быть незаметными. Хамелеоны, например. Или вот — пятна у совы помогают ей сливаться с корой дерева. Или…

— Святые небеса, Беатрис, не начинай очередную лекцию о животных.

— Я не стану, если ты расскажешь мне о собаке, — согласилась Беатрис.

Пруденс вручила ей письмо:

— Читай сама.

— Но, Прю, — запротестовала Беатрис, когда ей в руки всунули маленькие аккуратные страницы. — Возможно, капитан Фелан написал что-то личное.

— Если бы мне так повезло! Всё совершенно мрачно. Ничего, кроме сражений и дурных вестей.

Хотя Кристофер Фелан был последним человеком, которого хотела бы защищать Беатрис, она не могла не указать:

— Он на войне в далеком Крыму, Прю. Не думаю, что в военное время происходит много приятного, о чём можно написать.

— Ну, мне не интересны другие страны, и я никогда не делала вид, что это не так.

Невольная улыбка озарила лицо Беатрис.

— Прю, ты уверена, что хочешь быть женой офицера?

— Ну, конечно… Большинство произведённых в офицеры военных не отправляются воевать.Они — самые модные джентльмены в городе, и, если соглашаются на половину жалованья, у них почти нет никаких обязанностей и они вообще не должны появляться в полку. Так было и с капитаном Феланом, пока его не призвали в действующую армию, — Пруденс пожала плечами. — Мне кажется, что войны всегда начинаются не вовремя. Слава богу, капитан Фелан скоро вернется в Гэмпшир.

— Правда? Откуда ты знаешь?

— Родители говорят, что война закончится к Рождеству.

— Я тоже такое слышала. Однако все задаются вопросом, не слишком ли мы недооцениваем русских и не переоцениваем ли себя.

— Как непатриотично! — с дразнящим блеском в глазах воскликнула Пруденс.

— Патриотизм не имеет никакого отношения к тому, что Военное министерство с неоправданным энтузиазмом отправило тридцать тысяч мужчин в Крым, толком не разработав план действий. У нас нет достаточных знаний о местности и никакой продуманной стратегии её захвата.

— Откуда ты так много знаешь?

— Из «Таймс». Об этом каждый день пишут. Ты что, не читаешь газет?

— Политические статьи — нет. Родители говорят, что молодой леди не подобает интересоваться такими вещами.

— Моя семья обсуждает политику каждый вечер за ужином, и мои сестры и я принимаем участие в разговоре, — Беатрис специально сделала паузу, прежде чем добавить с озорной улыбкой: — У нас даже есть своё мнение.

У Пруденс изумленно расширились глаза.

— Боже мой. Ну, я не удивляюсь. Всем известно, что твоя семья… необычная.

«Необычная» — самое доброе слово из тех, которыми обычно описывали семью Хатауэй. Семейство состояло из пяти человек, старшим был Лео, дальше шли Амелия, Уин, Поппи и Беатрис. После смерти родителей с семейством произошли удивительные изменения в благосостоянии. Хотя Хатауэйи и были благородного происхождения, но являлись лишь отдаленной ветвью аристократического рода. После ряда неожиданных событий Лео унаследовал титул виконта, к которому ни он, ни его сестры не оказались даже отдаленно готовы. Они переехали из маленькой деревушки Примроуз в поместье Рэмси на юге графства Гэмпшир.

Загрузка...
  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org