Загрузка...
Оценить
Шрифт

Ты в моей власти

Страница 128

— Мне уже туда хочется… — мечтательно проговорила Клэр.

— Там, знаешь… солнце светит каждый день с утра до вечера, и вода в море такая прозрачная, чистая, можно дно разглядеть…

— М-м-м… какая прелесть…

Джейку не терпелось осыпать Клэр поцелуями, бесконечно выражая всю страсть, которую она разбудила в нем, но доктора убедили его, что на первых порах ее непременно надо поберечь.

— Даже если она выглядит бодрой и веселой, нужно помнить, что эта женщина перенесла глубочайшую психическую травму, не говоря уже о травмах физических. Окружите ее нежностью и любовью, но никаких сексуальных притязаний! И Джейк просто прижимал Клэр к груди, целовал в полуприкрытые, запавшие глаза, касался губами ее шрамов, швов, делая это с нежностью и осторожностью. Вошла сиделка, увидела, как они прильнули друг к другу, обнявшись, и тут же вышла, как и появилась, — неслышно, незаметно. Выждав минут пять, сиделка вернулась; но теперь, перед тем как войти, громко постучала в дверь палаты.

— Простите, но придется вам уйти, мистер Бернс, мисс Драммонд, нужен покой! — Сиделка улыбнулась, заиграв ямочками на щеках. — У вас еще будет время!..

Через два дня Клэр уже отвечала на расспросы полиции. Явилась милая женщина с тихими манерами и сержантскими нашивками. По-видимому, она была специалистом в делах та — кого рода, так как Клэр отвечать на ее вопросы было легко, она не чувствовала никакого напряжения, излагая события с того момента, как ее машина была прижата к обочине, вплоть до того, как в самом конце надолго потеряла сознание. Правда, в отношении убийства Уилки рассказать ей было нечего, однако Клэр припомнила, что не раз слышала, как ее похитители разговаривали на повышенных тонах.

— Уилки боялся за мою жизнь, потому что ждал выкупа, — с сарказмом сказала Клэр. — Но не думаю, чтобы Рори хотел променять меня на деньги. Мне кажется, ему больше всего требовалось наказать меня за причиненное якобы мною унижение.

— Они спорили по этому поводу?

— Думаю, да, потому что однажды, когда Рори оставил меня в покое, Уилки зашел посмотреть, в каком я состоянии, и я видела, что он взбешен, а потом слышала, как они ругались. Уилки был единственный, кто смел перечить Рори; только его Рори и слушал, но к тому времени Рори был уже настолько невменяем, что вышел даже из-под контроля Уилки…

— У лорда Баллетера такой необузданный характер?

Клэр передернуло.

— Когда он приходил в ярость, это всегда становилось опасным для жизни… с ним рядом страшно было находиться, а кокаин только усилил его безумие.

Сержант полиции записывала что-то в маленьком черном блокнотике.

— Не вспомните, когда именно в последний раз вы слышали, что они ссорятся?

— У меня не было часов, их забрал Рори! — покачала головой Клэр.

— Понятно!

Что-то в тоне женщины-сержанта заставило Клэр возмущенно вскинуться:

— Не думаете ли вы, что Джейк как-то причастен к убийству Уилки?

— Нет-нет! Мы знаем, что к этому не имеет отношения ни один из спасавших вас людей. Убийца, должно быть, был сильно исцарапан жертвой во время этой схватки; под ногтями задушенного обнаружена чья-то кровь и кусочки кожи, из чего следует, что руки, душившие его, были разодраны в кровь этими ногтями. На руках мистера Бернса и его приятелей не обнаружено ничего, разве что легкие ссадины. — Женщина-полицейский улыбнулась: — Единственное, в чем их можно обвинить, — что они взяли на себя функции закона, но не думаю, что за это их могут заключить в тюрьму!

— Еше бы! Им полагается медаль, ведь они спасли мою жизнь!

— Боюсь, вы обращаетесь не по адресу! — со смехом сказала сержант. Она захлопнула свой блокнотик. — Вы мне очень помогли, мисс Драммонд! Спасибо! Теперь у нас есть полный портрет человека, которого следует допросить по поводу убийства мистера Уилки.

— Не забывайте, это «портрет Дориана Грея»! — предупредила Клэр. Женщина-полицейский недоуменно посмотрела на нее — я хочу сказать, портрет настоящего злодея! — спохватившись, пояснила Клэр. — Учтите, он безумен и очень опасен!

— Мы примем к сведению ваше предупреждение, — заверила ее гостья из полиции.

И она вышла, пожелав Клэр скорейшего выздоровления.

Через пару минут в палату вошел Джейк.

— Ну как, о'кей?

— Да, очень милая женщина! Они тоже предполагают, что убийца — Рори.

— Во всяком случае, не я!

— Я знаю, — ласково сказала Клэр.

— Если бы я его там застал, вполне бы мог прикончить этого мерзавца!

— Пусть этим занимается полиция! — махнув рукой, сказала Клэр. — Даже и не думай приниматься за поиски Рори!

— Я й понятия не имею, где он теперь может быть, — сказал Джейк. — Должно быть, уже далеко отсюда! — поспешно добавил он, увидев выражение лица Клэр. — Не тревожься, любимая, у твоей двери круглосуточно дежурит полицейский. Все, к кому обращалась полиция, показали, что Рори Баллетер псих.

Клэр бросила на Джейка испуганный взгляд.

— Между прочим, к тебе посетители! — весело сказал он. — Здесь Йен, и Мойра, и еще Молли, не говоря уже о Генри! Накопился целый мешок записок и целое море цветов. Клэр оглядела свою маленькую палату, сплошь уставленную цветами.

— Все так добры… — пробормотала она, и глаза ее снова налились слезами.

— Можешь принимать по одному или всех вместе. Как ты хочешь?

Улыбка озарила лицо Клэр:

— Пусть уж заходят все… Я соскучилась по шумной компании.

ГЛАВА 18

Сидя за столом в кабинете, бывшем некогда любимой комнатой покойного сэра Джона Драммонда, Джейк смотрел на стоявшую перед ним Кору-Сью. Леди Марго разрешила временно воспользоваться помещением для нужд «Бернс Энтерпрайзез». После неприятных разоблачений, происшедших неделю назад, Джейк почти не видел Коры-Сью, не разговаривал с ней. Она отсиживалась в своей комнате, жалуясь на несправедливость жизни и в то же время возводя мощный бастион собственной непогрешимости. К тому времени, когда Джейк послал за ней, Кора-Сью уже была совершенно уверена, что сможет убедить и его в своей невиновности. Во всем виноват только он. Если бы Джейк ее предупредил, включил в круг доверенных лиц, тогда бы… тогда бы все вышло совсем по-другому. Но откуда ей было знать, что Рори Баллетер умалишенный? Она в нем ничего такого не заметила. Да, она готова признать, что ее обвели вокруг пальца, но только и всего. Главное в том, что с ней не посчитались, ее держали в неведении, с ней некрасиво обошлись! Когда Кора-Сью входила в кабинет, мысли ее развивались примерно в этом русле.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
rubooks.net