Загрузка...
Шрифт

Антипобеда

12345...25
Страница 2

Обычно возражают, что, мол, альтернатива в виде нацистов была еще хуже, и что воевали не за Сталина, а за «клочок земли, припавший к трем березам». На самом деле, во-первых, нацистский режим уж точно не был хуже большевисткого (для всех, кроме евреев и цыган — впрочем, и последних репрессировали не за национальность, а за полукриминальный бродячий образ жизни, оседлых же цыган нацисты не трогали), а в некоторых аспектах и лучше: если коммунизм есть полное отсутствие свободы, как политической, так и экономической, то при фашизме определенная экономическая свобода все-таки присутствует, и если коммунизм довел народ до нищеты и голода, то Германия при нацистах развивалась весьма успешно, пока благополучие не было подкошено войной (да и тот факт, что, при достаточно скромных собственных ресурсах, ей на протяжении нескольких лет удавалось успешно вести войну против коалиции сильнейших мировых держав, говорит о многом). К собственным гражданам, включая и простых солдат, фашисты относились намного лучше, чем коммунисты — к своим. Что касается расовых и национальных идей, то фашистская славянофобия сильно преувеличена советской пропагандой: среди союзников Германии были такие славянские страны, как Болгария, Словакия или Хорватия, а понятие «истинных арийцев» трактовалось скорее в политическом, чем в антропологическом смысле: так, «арийцами» считались союзные Германии японцы (и не считались прямые потомки индийских ариев цыгане).

Еще более наглядно тот факт, что нацисты вовсе не считали славян вообще и русских в частности «недочеловеками», доказывает программа Lebensborn («Источник жизни»). Целью этой программы было воспитание самых «расово правильных» детей в самых «идейно правильных», т.е. эсэсовских, семьях. В большинстве случаев биологические матери отдавали детей для усыновления добровольно (это были дети, рожденные вне брака, в том числе и специально ради исполнения «патриотического долга перед фюрером»), однако были и случаи насильственного изъятия детей (слишком маленьких, чтобы помнить, кто они) на оккупированных территориях. Среди таких похищенных детей были русские, украинцы и беларусы. Напомним еще раз, что Lebensborn был проектом SS, лично курировавшимся Химмлером — то есть вопрос «расовой чистоты» ставился здесь чрезвычайно остро и принципиально. Никаких представителей «низшей расы» не подпустили бы к программе Lebensborn даже близко. Об этих детях заботились по высшему разряду вплоть до конца войны, из них готовили будущую элиту Райха — и среди них были русские. Конечно, отнять ребенка у матери — это само по себе преступление. Но все же есть разница, отнять ли его для того, чтобы размозжить о стену, как в советских пропагандистских страшилках, или для того, чтобы обеспечить ему элитарное воспитание.

В скверном же обращении, которому подвергались советские военнопленные, виноваты опять-таки большевики, приравнивавшие пленных к предателям еще до войны и потому не подписавшие Гаагскую и Женевскую конвенцию об их правах. Более того — изначально Германия пыталась свои обязательства по конвенции выполнять в том числе и по отношению к советским пленным и прекратила эти попытки, лишь столкнувшись с полным их саботажем со стороны СССР! Впрочем, даже и после этого обращение с советскими пленными в германских лагерях было как минимум не хуже, чем в лагерях советских; охране предписывалось вести себя с пленными «холодно, но корректно», наказание за плохую работу следовало лишь в случае, если она не вызвана «слабостью конституции, переутомлением и т.п.», ну а что при попытке бегства конвой открывал огонь без предупреждения — это мы, опять-таки, хорошо знаем и по советским реалиям. С пленными же других стран нацисты обращались вполне цивилизованно и гуманно (в отличие, кстати, от японцев, которые действительно считали высшей расой исключительно себя и вели себя соответствующе, плюя на любые конвенции и договоры, истребили уж никак не меньше китайцев и корейцев, нежели нацисты — евреев, поставили на поток изнасилования и обращение женщин в сексуальное рабство и т.д. и т.п. — хотя пропаганда победителей повесила всех собак на Германию, а о военных преступлениях Японии вспоминает редко и глухо; еще одно большое лицемерие той войны). Немаловажную роль сыграл и тот факт, что германская сторона попросту не ожидала такого количества пленных. Советские «маршалы победы» воевали так хорошо, что в германском плену оказались целые армии, которые попросту нечем было кормить и негде содержать; в основном именно этим, а не «фашистским зверством», объяснялись голод и жуткие бытовые условия в лагерях. Более того, «Распоряжение об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных» от 08.09.41 предписывало освобождать советских фольксдойче, украинцев, белорусов, латышей, эстонцев, литовцев, румын, финнов; были прецеденты, когда освобождали и представителей других национальностей, в том числе русских, проживавших на территориях, уже занятых германскими войсками — «для вас война кончилась!» При этом распространенное мнение, что «наши к пленным относились куда лучше, чем немцы», также является советским пропагандистским враньем: к середине 1943 года в советских лагерях умерло более двух третей пленных, а, к примеру, из более чем 90 тысяч пленных, захваченных в Сталинградской битве, уцелело лишь 5–6 тысяч. И это при том, что в СССР пленных тогда было на порядок меньше, чем у противника, т.е. обеспечить им минимальные жизненные потребности было намного проще.

Загрузка...
  ПредыдущаяСледующая
rubooks.net